?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


Евгения Николаевна Студенецкая
Одежда народов Северного Кавказа XVIII-XX вв.
, "Наука", Москва, 1989

Нательная и верхняя мужская одежда народов Северного Кавказа в XVIII - первой половине XIX в

 

Для народов Северного Кавказа этого периода верхней плечевой одеждой являлась бурка. О ней сообщают многие авторы, она изображена на иллюстрациях разного типа. Бурка этого времени отличалась от более поздних тем, что была очень короткой, иногда значительно выше колен, что делало ее удобной и всаднику и пешему. Бурка имела колоколообразную расширяющуюся книзу форму, из-под нее виднелась черкеска. Носили бурку на левом плече, чтобы разрез приходился на правую сторону и правая рука могла свободно двигаться. При сильном ветре буркой накрывали обе руки1. Паллас упоминает еще меховой плащ, но это, вероятно, недоразумение, поскольку он приводит адыгский термин джако-щIакIуэ (бурка) 2. Помимо валяных бурок встречались накидки из шкур животных. Именно о такой одежде свидетельствует Бесс: «Простолюдины носят кусок козьего меха, чтобы укрываться от дождя» 3. Подобного рода шкуры-накидки имелись вплоть до XX в. у абхазов 4.

У народов восточной части Северного Кавказа была также накидка из сукна. Согласно обычному праву ингушей, при найме работника ему должны были дать «одну черкеску, одни шаровары из сукна азиатского и одно сукно (носили прежде вместо бурки») 5. На рисунке Беггрова на ингуше изображена, по-видимому, такая накидка6. Такого же рода накидка бытовала у чеченцев и осетин (см. табл. 1).

В материалах, относящихся к XVIII в. — первой половине XIX в., нет упоминаний о войлочной одежде с рукавами. Но в книге Олеария (XVII в.) есть изображение ногайца в такой одежде 7. Вероятно, как и в XIX в., она была характерна для пастухов, которые носили ее в основном в горах или на зимних пастбищах. Авторы книг и рисунков XVIII — первой половины XIX в. чаще всего описывали знатные семьи и изображали князей, дворян, воинов в праздничной одежде, поэтому в их книгах крестьян нет.

Теплая верхняя одежда (шубы) упоминается у адыгских народов и карачаевцев 8. Шубы шили чаще всего из овчины, а также из шкур диких зверей, о великом множестве которых писали Абри де ла Мотре 9, И. Ф. Бларамберг, К. Кох и др. Нагольные шубы во время дождя выворачивались шерстью наружу. Овчинные шубы чаще встречаются у осетин, чеченцев и ингушей. На рисунке Беггрова чеченец изображен в короткой шубе, надетой прямо на рубаху и подпоясанной ремнем.

Наибольший интерес представляет верхняя одежда из сукна, обычно называемая черкеской. Характерными чертами черкески второй половины XIX в. и позднее, как мы убедимся далее, является особый покрой с цельной, но зауженной по талии спинкой, цельными передками. Поэтому верхняя часть туловища была плотно обтянута, а от талии книзу силуэт плавно расширялся за счет нижней части спинки, имевшей форму клина, и отрезных от талии боковых клиньев. Черкеску шили без воротника. Она имела широкий вырез на груди, по обеим сторонам которого располагались газырницы — нагрудные карманы с мелкими отделениями, в которых хранились трубочки с зарядами для оружия — газыри.

Однако черкеска XVIII в. сильно отличалась от вышеописанной. Судить о ее покрое трудно, так как его описания в источниках нет. А на рисунках того времени, относящихся к адыгам, черкеска выглядит более свободной, иногда даже мешковатой одеждой. Длина ее до колен или до половины бедра. Длинные узкие рукава внизу иногда имеют треугольный выступ, прикрывавший тыльную часть руки. Встречались также черкески с откидными рукавами, незашитыми от подмышки от локтя. В это отверстие могла продеваться рука, и тогда рукав черкески висел сзади от плеча, как у грузин и других народов Закавказья, а также у персов. Грудь была не так сильно открыта, как в поздних черкесках, а иногда от шеи до талии имелась застежка. В ряде случаев имелся воротник в виде невысокой стойки со скошенными спереди углами (рис. 1).

Газырницы, нашитые на груди, появились позднее, в связи с широким распространением огнестрельного оружия. Первоначально газыри носили в кожаных сумках, укрепленных на ремне через плечо или на поясе. Такую газырницу мы видим на рисунке Георги XVIII в. Но на поясе и без того крепилось немало разных предметов, через плечо на ремнях носили шашку, ружье. Видимо, поэтому газырницы стали нашивать на черкеску по обеим сторонам груди. Ниже газырниц иногда делали поперечно расположенные карманы для хранения натруски, кресала и др. На рисунках конца XVIII — начала XIX в. показаны газырницы из кожи, чаще всего красного цвета, по краям обшитые галунами. Подобные газырницы как бы напоминают, что когда-то они носились отдельно и входили в состав снаряжения воина. Кстати, колчаны, налучники, боевые рукавицы часто также делали из красной кожи или сафьяна, особенно для знатных воинов. Позднее, когда газырницы прочно заняли свое место на груди черкески их стали делать из той же ткани, что и черкеску. Число гнезд для газырей увеличивалось с 4—5 иногда до 18 с каждой стороны груди.

Мы уделили такое большое внимание газырницам потому, что они составляют особое отличие черкески от сходных по покрою кафтанов, свиток и т. п. видов одежды других народов.

Праздничные черкески в XVIII — первой половине XIX в. адыги делали из покупного сукна разных цветов, в том числе желтого, голубого, красного, и украшали галунами, а иногда и вышивкой. Обычные черкески шили из черного, бурого, серого домотканого сукна с более широкими рукавами 10.

Описанная выше мужская одежда, условно называемая нами «черкеской», изображена на многих рисунках, представляющих адыгов XVIII — первой половины XIX в. (рис. 2).

Авторы, которые пишут об осетинах этого периода, упоминают о сходстве их одежды с костюмом адыгов. Штедер 11 говорит о кафтане (черкеске) из черного или серого сукна, с разрезными рукавами, которые, как говорилось выше, были и у адыгов. Это свидетельство подтверждается материалами из наземных склепов, изученными В. X. Тменовым. Описывая черкески, он отмечает: «Изредка рукава имеют разрез с внутренней стороны от подмышки и ниже локтя. Встречается одежда и с укороченными до локтя рукавами». Из деталей, отмеченных В. X. Тменовым, интересна еще одна: «Газырницы, имевшие от 7 до 10 отделений, изготовлялись из кожи или реже из ткани» 12.

Оба эти признака — разрезные рукава и кожаные газырницы — датируют указанные черкески скорее всего XVIII в. У осетин, как и у адыгов, черкески шили не только из серой и черной ткани, но и из красной, синей, зеленой, золотисто-желтой, фиолетовой и коричневой. Для черкесок использовались домотканые и привозные сукна и даже холст13.

У осетинских черкесок были и свои особенности. Так. на рисунке Яна Потоцкого осетин изображен в короткой черкеске без выреза на груди, ее борта стянуты тремя парами завязок (рис. 3).

В ГМЭ есть черкеска 14, сшитая из узкого (36 см) домотканого сукна рыжего цвета и поэтому имеющая много клиньев. Покрой типичен для черкески, но более свободный. Газырниц нет, на их месте с обеих сторон нашита полоса золотого галуна; борта, низ рукавов обшиты шнуром из серебряных ниток. Ворот по шее, от его выреза до талии пришиты три пары завязок из черного шнура, на концах которых прикреплены ромбики из картона, обмотанные золотыми нитками. Видимо, эта черкеска принадлежала зажиточному осетину, по аналогии с другими материалами она может быть датирована XVIII в., а может быть, и более ранним периодом. О черкеске («сюртуке») с завязками упоминают М. Энгельгардт и Ф. Паррот 13.

В склепах «города мертвых» у осетинского селения Даргавс В. X. Тменов обнаружил черкески со стоячим воротником и без газырниц. Как будет отмечено далее, подобные черкески у осетин, иногда у балкарцев, встречались вплоть до начала XX в. Они считались рабочими в отличие от праздничных — с открытой грудью и газырями.

Материалы по ингушам более бедные. У Я. Потоцкого имеется рисунок, на котором изображен ингуш в черкеске со стоячим воротником, черкеска напоминает некоторые изображения адыгских черкесок. Кроме того, можно упомянуть об одежде из наземных склепов, изученных Л. П. Семеновым 16, которые относятся к XVI—XVIII вв. Он обнаружил мужскую верхнюю одежду из шелковой или шерстяной ткани, которую называет халатом. В Грозненском музее хранится мужской халат, датируемый концом XVII—XVIII вв.17 Он сшит из привозной азиатской полосатой шелковой ткани, подкладка из белого холста, «халат» имеет покрой черкески, но с более широкой (хотя и с подрезами у талии) спинкой. Рукава вшивные при перекидном плече, короткие (27 см), пояс из той же ткани. Неясно, являлась эта одежда верхней или нательной. Однако Л. П. Семенов говорит о шелковых халатах, длинных, ниже колен и с длинными рукавами, как о верхней одежде, под которую надевали более короткую стеганую18. Он не дает точной датировки этой одежды, но отмечает «более поздние погребения с шерстяными черкесками и газырями», датируя их концом XVIII — началом XIX в. Нам думается, что датировка черкесок с газырницами является заниженной. Газырницы иногда делались из кожи,  как это имело место и у  адыгов, и у осетин. Одежда из шелковых и бумажных тканей, видимо, относится к XVII-XVIII вв.

Еще более беден материал по чеченцам. В альбоме, изданном в Париже в 1813 г. с рисунками Е. Карнеева. чеченцы изображены в коротких до колена черкесках с узкими рукавами 19. Беггров изображает чеченца в короткой шубе с отдельной, висящей на ремне газырницей. У Д. А. Милютина чеченец изображен в короткой, но нараспашку черкеске с узким рукавом.

Все  вышесказанное о верхней одежде XVIII   в. позволяет заключить, что она настолько отличается   от   более   поздних   форм,   что   возникает вопрос о закономерности названия этой одежды черкеской. В ряде случаев авторы XVIII — начала XIX в. приводят местные термины, хотя и в искаженном виде. Так, Ю. Клапрот называет верхнюю одежду адыгов ци, И. Ф. Бларамберг — цши, Ф. Дюбуа де Монпере — циш20; в этих терминах угадывается кабардинское наименование черкески цей, существующее и до наших дней. Карачаево-балкарское (тюркское) слово чепкен (черкеска) давно вошло в русский язык в форме чекмень.

Дальнейшая эволюция черкески в XIX—XX вв. шла в сторону ее удлинения. расширения рукавов и упрощения их формы. Черкеску стали шить еще более плотно облегающей верхнюю часть фигуры, без воротника, с широко раскрытой грудью. Однако крестьяне и в XIX в. шили черкески более свободные, «с запасом» 21.

Мужская одежда, обычно именуемая бешметом, надевалась чаще всего под черкеску. Поэтому иллюстративный материал не может дан. представления о его покрое, однако некоторые особенности бешмета XVIII — первой половины XIX в. можно отметить. Так, на рисунках часто он выглядит значительно длиннее черкески и виден из-под нее. Внизу он лежит свободно, иногда сборками, а верхняя часть обтягивает фигуру. В отличие от более позднего времени бешмет в рассматриваемый период не имел стоячего воротника, и шея таким образом оставалась открытой. Рукава бешмета были узкими, иногда с треугольным выступом, который часто носили отогнутым.

Сведения о бешметах редко встречаются в описаниях путешественников. Некоторые авторы указывают на то, что под верхней одеждой — черкеской адыги носили еще одежду из шелка или другой ткани, украшенную золотым или серебряным шитьем и галунами. Они именуют ее по-разному: жилет, камзол, туника, куртка, но у Ж. III. Бесса мы встречаем точный термин — каптал, которым называли бешмет в XIX в. почти все народы Северного Кавказа. Украшение бешмета вышивкой с галунами свидетельствует о том, что его могли в определенных случаях носить и без черкески, при этом и как праздничную одежду, так как черкеска была далеко не у каждого и надевалась в особых случаях. Простые люди шили бешметы из холста, полотна, бязи, они часто служили верхней и нательной (т. е. единственной) одеждой. Таковы бешметы адыгских народов. Надевали их и на рубашку, которая существовала «по крайней мере у богатых», но чаще прямо на тело. Об этом писали Тебу де Мариньи, Ф. Дюбуа де Монпере. И. Ф. Бларамберг упоминает о короткой стеганой одежде, надеваемой под черкеску или кольчугу, что усиливает ее защитное действие 22.

Осетины и ингуши, по данным путешественников и материалам из склепов, также носили бешметы, но они не были обязательны, и черкески в ряде случаев надевались прямо на рубаху. Бешметы осетин и ингушей были короче черкески и шились из холста, бумажной материи и очень редко из шелка или шерстяной ткани. Часто их делали стегаными. Видимо, они служили повседневной одеждой23. Бешметами можно считать и «стеганые халаты» из склепов, часто упоминаемые Л. П. Семеновым. Последний описывает костюм мужчины, тело которого было найдено в 1928 г. в одном из склепов в Даргавсе 24. На нем под холщовым стеганым халатом с нитяными застежками был надет бешмет из шелковой ткани в черную и белую продольную полоску; под ним — белая холщовая рубаха, под рубахой — стеганый холщовый бешмет с нитяными застежками, а под ним — нательная белая холщовая рубаха, т. е. пять слоев плечевой одежды. В одном из склепов с. Лац мы также видели два бешмета, надетые один на другой, и под ними рубашку. Верхний бешмет был сшит из синевато-зеленой бумажной ткани, простеганной вместе с подкладкой из льняного холста с набивным рисунком ручной работы. Этот бешмет имел стоячий воротник, спереди сходящий на нет, как воротники адыгских черкесок XVIII — первой половины XIX в. Наличие такого количества одежды на одном человеке плохо вяжется с сообщениями путешественников о крайней бедности тканей у осетин. Эту щедрость в одежде для умерших, вероятно, можно объяснить сохранением представлений о загробной жизни: лишняя одежда давалась «про запас» 25.

Вопрос об обязательности рубахи в костюме XVIII— первой половины XIX в. остается неясным. У адыгов, судя но рисункам, во многих случаях из-под черкески видна более длинная светлая одежда, а из-под нее иногда еще одна, самая длинная. Возможно, что последняя — нательная рубаха. У осетин рубаха известна по материалам из склепов. Она имела туникообразный покрой, разрез на груди скреплялся завязками. На рисунке Я. Потоцкого осетин изображен в рубашке с отложным воротником. Осетинские рубахи из склепов подробно описаны В. X. Тмеповым 26.

Штаны на рисунках часто не видны из-под верхней одежды, поэтому судить об их покрое трудно. В описаниях упоминаются штаны, которые шили из холста, чаще белого, или сукна серого, бурого, иногда белого цвета. Авторы расходятся в описании штанов у адыгских народов. О широких штанах из холста писал еще Д. Интериано (XVI в.). Б. Тавернье также отмечает их крайнюю ширину (XVII в.). Авторы первой половины XIX в. Тебу де Мариньи, И. Ф. Бларамберг, Ф. Дюбуа де Монпере, Дж. А. Лонгворт 27 указывают на то, что штаны, широкие вверху, суживаются от колен. По-видимому, многие из писавших не различали ноговиц, которые надевали поверх штанов и которые плотно охватывали ногу. У осетин, чеченцев и ингушей были более узкие штаны из холста, домотканого сукна и других тканей преимущественно темного цвета; иногда они заправлялись непосредственно в обувь, в других случаях широкие штаны свободно болтались, особенно когда в летнее время многие крестьяне ходили босиком (в Осетии, Чечне и Ингушетии).

Ноговицы можно считать специфической частью костюма горцев Северного Кавказа. Они были весьма удобны как для наездника, так и для пешехода в условиях горного рельефа, лесных зарослей. Надевали ноговицы поверх штанов, и они плотно обтягивали ногу от щиколотки до колена, а часто и выше. Для удобства натягивания они обычно были снабжены штрипками. Ноговицы защищали штаны от лошадиного пота, от цепляния за ветки и камни. Их шили из сукна, иногда из войлока, а парадные — чаще всего из сафьяна. Т. Б. Мамукаев сообщает, что в одном из склепов Осетии были обнаружены ноговицы из холста в сочетании с кожей 23.

В XVIII — первой половине XIX в. ноговицы иногда шили из сукна разных цветов: например, снаружи — из красного сукна, внутри — из черного. Встречается сочетание черного сукна с желтым, голубым и др. Суконные и сафьяновые ноговицы украшали галунами по низу, верху и вертикальным швам. Сафьяновые ноговицы иногда отделывались аппликациями из кожи другого цвета.

Ниже колена ноговицы закрепляли при помощи подвязок, сделанных из тонкого войлока, шнурка или кожи.

Ноговицы наиболее характерны для адыгских народов, карачаевцев и балкарцев, но носили их также осетины, ингуши и чеченцы. Однако в XVIII — первой половине XIX в. у трех последних народов штаны часто заправляли непосредственно в обувь, доходившую до щиколотки, а иногда и выше.

В описаниях путешественников, бывавших у черкесов, упоминаются также носки, сшитые из сафьяна (Я. Рейнеггс) или войлока (Ф. Дюбуа де Моннере) 29.

 

Мужская обувь народов Северного Кавказа в XVIII - первой половине XIX в

Обувь, бытовавшая у народов Северного Кавказа в XVIII — первой половине XIX в., поддается более детальному изучению как по нарративным и иллюстративным источникам, так и по находкам в наземных склепах. Основные ее типы являются общими для всех народов Северного Кавказа, а частично встречаются и в Закавказье, особенно в горных районах. Обувь была приспособлена к природным условиям и образу жизни горцев и обращала на себя внимание всех путешественников.

Описывая костюм адыгских народов, авторы отмечают изящество и красоту отделки обуви. Так, Д'Асколи писал: «Башмаки узкие, с одним швом спереди, без всяких украшений и никоим образом не могут ни растягиваться, ни распускаться, они точно приклеены к ногам и придают изящество походке». Б. Тавернье отмечает, что сафьяновые башмаки имеют только один шов вдоль ноги. Тебу де Мариньи упоминает туфли из сафьяна, очень закрытые, без подметок. Ж.-Ш. Бесс и другие авторы сообщают, что обувь украшалась вышивкой золотом и серебром 30. Такую обувь шили для членов своей семьи только женщины.

Литературные источники XVIII —первой половины XIX в. подтверждают фольклорные и более поздние полевые данные о том, что у адыгов цвет обуви отражал социальное положение ее владельца. Так, К. Кох пишет: «Туфли красного цвета — у князей, желтые — у дворян, и из простой кожи — у простых черкесов шьются точно по ноге, со швом посредине и не имеют подошвы». Несколько неожиданно упоминание И. Ф. Бларамберга об «элегантных красных туфлях с очень высокими каблуками» 31. Видимо, это единичный случай.

Если сведения об обуви адыгов известны только по рисункам и описаниям, то материалы из склепов Осетии и Чечено-Ингушетии дают образцы самой обуви. Согласно описанию Л. П. Семенова, в осетинских склепах «мужская обувь была трех родов: 1) чувяки (со швом на подошве), 2) башмаки с тремя железными шипами, 3) сапоги с подковками» 32. Более поздние исследования показали, что в склепах находят обувь из сыромятной кожи с плетеной из ремней подошвой, очень удобную в горах, так как она не скользит. Ее делали из шкур не только домашних животных, но, по данным Ю. Клапрота, также из шкур серны и косули 33. Встречается в склепах и обувь из сыромятной кожи со швом на носке и заднике. В ней часто сохраняется стелька из сухой травы. Употребление такой подкладки имеет очень давнюю традицию, при раскопках Змейского аланского могильника XII — XIII вв. была обнаружена обувь с растительными волокнами внутри 34.

Т. Б. Мамукаев говорит о хорошей сохранности кожаной обуви в наземных склепах и приводит несколько зарисовок 35. Очень интересно сообщение В. X. Тменова об украшении обуви «аппликациями из тонкого металла (медь, жесть?). Тонкие медные (?) пластинки, повторяющие форму обуви, были покрыты чеканкой. Узор очень прост: сочетание прямых и пересекающихся линий. Пластинки нашиты были на матерчатый чувяк, натянутый поверх кожаного» 36. К сожалению, автор не высказывает никаких предположений о датировке этой обуви, несомненно принадлежавшей состоятельным лицам, а также о том, как часто она встречалась в склепах. Серебряные бляхи и узорные накладки на обуви обнаружил Д. Я. Самоквасов в могильниках Пятигорского округа. датированных XIV—XV вв.37 Но наземные склепы «города мертвых», по мнению большинства исследователей, относятся к XVI — началу XIX в. Вероятно, обувь с металлическими накладками у осетин встречалась и позднее.

Штедер, М. Энгельгардт и Ф. Паррот38 пишут от обуви из сыромятной кожи, с плетеной подошвой. Все виды мягкой кожаной обуви изготовлял и сами горцы. Что касается сапог с подковами и башмаков с тремя железными шипами, то их носили в городах Грузии вплоть до XX в. и. возможно, оттуда единичные экземпляры проникли и на Северный Кавказ.

В материалах по ингушам и чеченцам упоминается обувь из сыромятной кожи, сафьяна и сапоги с подковками39. У них чаще, чем у адыгов, бытовала обувь с твердой подошвой и каблуками, что, видимо, объясняется соседством с Дагестаном.

Наконец, материалы XVIII — первой половины XIX в., в том числе и   изобразительные,  показывают,   что  многие   «простолюдины»  в  теплое время года ходили босиком, как это было и позднее среди беднейших крестьян.

В целом в обуви, более чем в других деталях костюма народов Северного Кавказа, наблюдается своеобразие форм и определенная преемственность традиций

Мужские пояса народов Северного Кавказа в XVIII - первой половине XIX в

Мужские пояса делали из кожи или ткани. Наиболее распространены были узкие ремни с небольшой металлической пряжкой, таким же наконечником, с обоймочкой для протягивания конца ремня. Богатые люди носили пояса, украшенные серебряными пряжками с резьбой и чернью.

Узкие ременные пояса упоминаются во многих описаниях одежды адыгов и изображены на рисунках40. Однако, различать детали поясов на имеющихся иллюстрациях XVIII —первой половины XIX в. очень трудно. Поэтому более подробно эта тема будет проанализирована в разделе, освещающем костюм второй половины XIX—XX в.

На поясе носили кинжал, мешочек с кресалом и трутом, пульницу, коробочку с жиром для смазывания оружия и другие мелочи, нужные воину и путнику. Крестьяне чаще вместо кинжала носили нож в деревянных полуножнах.

Ю. Клапрот сообщает о таких поясах и висящих на них предметах у осетин 41. Узкие ремни с медным или железным набором обнаружены и в наземных склепах осетин и ингушей42. Е. И. Крупнов пишет: «Каждый покойник опоясан одним, иногда двумя кожаными поясами с железными или бронзовыми пряжками; тонкие пояса украшались серебряными н бронзовыми наконечниками и бляшками. На поясах обычно висят кисеты из кожи с огнивом, кресалом и трутом» 43. О деталях поясного набора, обнаруженных в чеченском склепе, упоминает Р. Даутова44.

Таким образом, пояса из узкого ремня с пряжками, а в ряде случаев и украшениями из металла, были характерны для всех народов Северного Кавказа и появились, видимо, много ранее XVIII в. Однако наряду с ними бытовали пояса из широкой полосы ткани (чаще всего из холста, иногда из шелка), о чем сообщают все вышеупомянутые археологи, изучавшие инвентарь наземных склепов в Осетии и Ингушетии. Носили их сложенными в 2—3 раза или скрученными жгутом. Длинный пояс обвивали вокруг талии два раза. Во второй половине XIX в. матерчатые пояса были характерны для мужчин старшего возраста. Если так было и в более ранний период, то их преобладание в склепах объясняется тем, что люди умирают в основном в пожилом возрасте.

Для адыгских народов, судя по описаниям путешественников, пояса из материи, по-видимому, были мало характерны. Только в феодальной среде встречались дорогие пояса из шелковой ткани, привозившейся из Турции, они надевались одновременно с кожаным ремнем. Судя по изображению в книге И. А. Гюльденштедта, пояс из ткани оборачивался вокруг талии дважды и спускался спереди двумя концами. Старики и муллы также могли носить пояс из ткани.

Пояс считался обязательной принадлежностью мужского костюма. Без пояса могли ходить только мальчики и глубокие старики.

 

http://costumer.narod.ru/text/kavkaz-index.htm

 


Comments

( 2 comments — Leave a comment )
(no subject) - daludunu - Feb. 18th, 2012 08:59 pm (UTC) - Expand
mshwan1
Feb. 18th, 2012 10:21 pm (UTC)
Re: Классный блог!
konechno net)
( 2 comments — Leave a comment )

Profile

mshwan1
M-LCHKHVIM MSHAN

Latest Month

January 2015
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner